Блог Анны Саянской

0

Узнать Стамбул за 60 часов

Стамбул уже давно значился в топе моего путешественнического списка желаний. Я мечтала провести в этом 20-миллионном городе как минимум две недели. Уж больно древняя и богатая у него история — на осмотр 1500 кв. км сплошных достопримечательностей требуется время. Да и на то, чтобы перепробовать хотя бы 1% всех разновидностей местного рахат-лукума, могут уйти дни…

Стамбул — это врата. Более 2000 лет европейцы проникали через них в Азию, и наоборот — азиаты вторгались в Старый Свет. Город на Босфоре часто переходил из рук в руки, принимал различный облик и впитывал дух народов, покорявших и населявших его в разные эпохи. В свое время Стамбул был столицей Римской, Византийской, Латинской и Османской империй и носил несколько имен: Византион, Византий, Новый Рим, Константинополь, Царьград и Истанбул. Поэтому культурный налет Стамбула, проявляющийся в его архитектуре, традициях и городской атмосфере, так же многослоен, как хороший торт «Наполеон». Кстати, сам великий француз в свое время говорил: «Если бы вся Земля была одной страной, ее столицей был бы Стамбул!»

И вот мой самолет после двухчасового перелета из Борисполя совершил посадку в международном аэропорту имени Ататюрка. Моя мечта сбылась! На знакомство со Стамбулом у меня (по личным обстоятельствам) было ровно 60 часов. Нечто вроде speed-dating («быстрое свидание») с турецким мегаполисом.

Чтобы успеть познакомиться с ним поближе, мне нужен был турецкий гид. Ясное дело, не «робот» из тур-агентства, по 20 лет повторяющий заученный текст во время прогулки по избитым туристическим маршрутам. В силу моей профессии у меня есть друзья и знакомые во многих городах мира. Стамбул — не исключение. И здесь мне вообще повезло — моим гидом и попутчиком на эти два дня стал мой друг — профессор из местного университета, знающий не только Стамбул наизнанку, но и «укромные уголки» истории страны.

По прилете я решила не терять ни секунды и сразу отправиться на главную городскую площадь Таксим. Но тут случился облом — в очереди на паспортном контроле пришлось простоять около полутора часов. Уже здесь я поняла масштабы перенаселения Стамбула — пропускная способность аэропорта явно пробуксовывала в часы пик. Но медленное перетекание по зигзагообразным лабиринтам к стойке таможенного офицера внутри огромной очереди — очень интересное занятие для журналиста. Я всматривалась в лица людей, вслушивалась в их речь, пыталась догадаться — откуда они. Одежда, язык жестов и способ выражения эмоций у представителей разных наций — чудесная тема для тех, кто интересуется всякими кросс-культурными штуками.

                            

Сразу столько ярких образов сосредоточено в одном месте: пожилые арабские женщины в хиджабах, спасающиеся от жары мини-вентиляторами на батарейках; бразильский мачо, разминающийся легкими движениями самбы после трансатлантического перелета; две сестры-турчанки, перекрашенные в блонд, в коротких юбках и обтягивающих белых майках без бюстгальтеров, вызывающие негодование у правоверных мусульманок и скрашивающие мужчинам поблизости полуторачасовой простой в очереди.

                             

Турецкий гамбит Эрдогана
Мне не могло не броситься в глаза большое количество мусульман — вокруг было очень много хиджабов, никабов, чадр и абай. Чуть позже мой друг-гид подтвердил догадки о массовой исламизации Турции. В последние годы это происходит за счет увеличения доли арабских мигрантов. Но не все так однозначно в этом бурлящем мегаполисе, который одновременно как разделяет Европу с Азией, так и соединяет их.

Совсем скоро я увидела на одной из центральных улиц Стамбула проститутку-транссексуала в образе Мэрилин Монро… В этот момент у меня появилось ощущение, что Турция находится на пороге больших перемен, которые грозят обернуться серьезными потрясениями. Не хочу напророчить ничего плохого для этой красивой страны, но уж слишком близко подошли друг к другу ценности двух очень разных мировоззренческих систем.

Светское государство, глубоко впитавшее европейскую модель свободы самовыражения, теперь усилиями своего рулевого — президента Эрдогана — взяло курс на Восток. В Турции сейчас реализуются супермасштабные проекты за счет инвестиций арабских государств. Богатые арабы массово переезжают в Стамбул — они могут позволить себе приобрести здесь довольное дорогое жилье. Да и жить-то в субтропическом климате буквально в часе-двух лета от лондонских и миланских шопинг-центров — гораздо приятнее, чем жарить свои миллиарды в 50-градусную жару в каком-нибудь полностью искусственном городе посреди пустыни. Вслед за состоятельными арабами в Стамбул подтягиваются и менее зажиточные. Но семьи у тех и других — традиционно большие, что заметно влияет на показатели прироста населения.

Низшую прослойку стремительно растущего арабского населения турецкого города составляют сирийские беженцы. Не знаю, насколько эффективно расходуются средства, которые выделяет ЕС Турции на «откуп от беженцев», но последних на стамбульских улицах очень много. В районе площади Таксим и прилегающих к ней улиц практически невозможно углубиться в разговор с собеседником в общественных местах. В каждое из тысяч местных кафе ежеминутно заходят дети-беженцы, подходят ко всем столикам и настойчиво просят купить у них воду, цветы, украшения и прочую дребедень. В попытках подзаработать они проводят практически целый день на изнуряющем солнцепеке. А работать приходится допоздна. В южных странах с жарким климатом, в особенности в таких крупных туристических центрах, как Стамбул, жизнь на улицах закипает только после 21.00.

Вообще, поездка в Стамбул может стать полезным контрастным душем для жителей провинциальных украинских городов. Например, для сумчан… По сравнению с бурлящей там жизнью человеческого муравейника наш город выглядит как сонное царство. Так что, если кому нужно пробудиться и взбодриться — смело дуйте в Стамбул!
Если вы надумаете лететь прямым рейсом из Киева в сентябре, билет в обе стороны обойдется в 4500-5200 грн. Но поездку можно спланировать заранее. Если вас устроит «несезон», например февраль, то уложиться в 2900 грн. — вполне реально. А в Анкару и обратно вообще можно слетать за 2200.

Любимое лакомство османов
Ну, а чтобы в полной мере насытиться звуками, запахами Стамбула, энергией пестрой, постоянно движущейся человеческой массы, рекомендую ночью прогуляться по главной улице — Истикляль, а днем — заглянуть на Египетский базар (Рынок специй).
Географическое положение обрекло Стамбул быть одним из главных мировых торговых центров. Здесь веками оседали торговцы со своими товарами из разных уголков Евразии. Не посетить настоящий восточный базар, находясь в Стамбуле, я не могла. Рынок специй расположен в квартале, название которого напоминает японскую версию имени американского рэпера — Эминёню. Он находится неподалеку от бухты Золотого Рога в Азиатской части Стамбула (пролив Босфор, соединяя Черное и Мраморное моря, одновременно разделяет Стамбул на европейскую и азиатскую части).

Здание рынка начали строить в 1597 году по распоряжению жены падишаха Мурата III и матери падишаха Мехмета III — Сафие Султан (такое ощущение, что не Роксоланой единой творилась история влияния женщин на политику и экономику Османской империи). Строительство завершилось через 67 лет. Здание рынка вошло в комплекс новой Мечети. «Египетским» его нарекли не случайно: здесь хозяйничали купцы из Египта, торгующие индийскими пряностями.

Сегодня в L-образном здании рынка работает более 80 магазинов. По-дизайнерски крутое оформление торговых мест и их подсветка превратит любого фотографа-неумеху в самого Картье-Брессона — отца фотожурналистики. Звуки повсеместно и ежесекундно срабатывающих затворов туристических фотокамер уже давно стали одним из главных аккомпанементов рыночной симфонии. С порога меня тысячу и один раз угостили рахат-лукумом всевозможных вкусов, форм и цветов, и я тысячу и один раз не отказалась. Трижды порывалась купить побольше этого лакомства, но мой турецкий друг настаивал, чтобы я повременила. Потом он отвел меня к «первоисточнику», «началу начал» турецкого кондитерского дела — лавочке Хаджи Бекира (Haci Bekir 1777), что неподалеку от рынка. Свое сладкое и прибыльное дело Али Мухиддин Хаджи Бекир начал еще в 1777 году на этом самом месте. В небольшом помещении, интерьер которого практически не изменился до наших дней, виртуоз-кондитер изобрел несколько новых сортов лукума из крахмала и придумал добавлять в него орехи. Сам султан оценил преимущества рецептуры Хаджи Бекира. А тот, в свою очередь, взял золотую медаль на тематической выставке в Европе и стал основным поставщиком сладостей в десятки стран. Тут-то я и отоварилась на ползарплаты. Но оно того стоило. Вдогонку меня еще угостили леденцом с корицей. И это было так вкусно! Так по-восточному!

Возвращаясь к Рынку специй, замечу, что, кроме огромного выбора самих пряностей, там можно найти горы и пирамиды все тех же разноцветных сладостей и сухофруктов, натуральную косметику, мыло, костюмы для восточных танцев, сотни видов мозаичных светильников, мочалки для хамама ручной работы, любое фруктовое варенье, сыры, бастурму и т.д. Торговаться я торговалась, но много не выторговала. Зато атмосферу прочувствовала.


Возвращалась вечером в отель я через площадь Таксим. И снова, по настоянию моего турецкого друга, подкрепиться зашла в местную закусочную (в Сумах бы я сказала — «шаурмячную») Kyzilkayalar Hamburger, где готовят знаменитые «влажные» бургеры. Это место очень известное, работает давно и своих позиций по качеству еды не сдает. Интерьер малюсенького павильончика оформлен в «ультраэкономстиле» — кроме выцветших от старости вырезок из газет с упоминанием о визитах в закусочную важных персон, стены украшают простецкие фото с описанием блюд.

Отведать «влажных бургеров» сюда наведываются все — от звезд до бездомных, насобиравших милостыню на одну порцию этой вкуснятины. «Влажность» этим бургерам обеспечивает специальный агрегат, который подогревает булочки водяным паром. Сами по себе булочки вкусные, а мясо в котлетках великолепное. Но уникальный вкус, я думаю, им придает именно «секретный соус». Сидя в полночь в Kyzilkayalar Hamburger, я диву давалась, какие у меня прекрасные навыки дипломатии. В плане — договориться сама с собой. Легко и непринужденно я отыскала добрую дюжину причин (даже не оправданий!), почему мне стоит съесть ночью целых три бургера. Было так вкусно, что на утро даже совесть не мучила!

Эти загадочные дервиши
Преимущество прогулок по городу в сопровождении местных – ваш маршрут может сильно отклониться от стандартного туристического в лучшую сторону. В районе Бейголу мы отклонились совсем немного от главной пешеходной артерии Стамбула — Истикляль и очутились в Доме-музее Галата Мевлеви. Это место – обитель танцующих дервишей братства Мевлеви – последователей мистической ветви ислама — суфизма. С 1975 года здесь открыт музей, рядом находятся кладбище и мавзолей шейхов. Об этом месте мало пишут «попсовые» путеводители, но настоящих путешественников оно непременно впечатлит.

Картинки и видеоролики с трансовыми ритуальными танцами вертящихся в белых одеяниях и продолговатых тюрбанах дервишей видели многие, но прикоснуться к их культуре, мало у кого выходило. Чтобы контакт оказался полным – стоит приходить сюда в определенное время и в определенное воскресенье месяца. Именно тогда есть шанс увидеть знаменитую танцевальную церемонию дервишей, главная цель которой – единение с Богом. Во время танца одна ладонь, безостановочно вращающегося вокруг своей оси дервиша, направлена к небу, а вторая слегка опущена вниз и развернута вовне. Считается, что божественная благодать «барака» проходит через открытые ладони суфия, выступающего медиатором, и направляется к людям. Суфизм – как течение ислама со своей философией аскетизма и мистическим ореолом таинственных практик, быстро завоевал позиции в мусульманском мире. Многие знаменитые просветители, деятели культуры и политики Востока были и являются последователями суфизма.

Дервишами называют аскетов-мистиков. Идеи духовного возвышения в практике ритуального танца в Турцию принес Джалалладин Руми – выдающийся персидский поэт-суфий. Обряды мевлеви очень сложные, и далеко не все открыто для посторонних. У суфиев огромное значение всегда предавалось одежде. Они считают, что одежда хранит в себе бараку – благодать ее владельца. Поэтому передача власти от одного правителя другому сопровождалась и передачей одежды. В одной только Турции всегда было довольно много суфийских орденов. У всех их была различная символика, отражающаяся в форме и цвете их одежд и головного убора. Тип головного убора указывал на положение суфия в ордене, достигнутую им духовную степень. У членов братства Мевлеви было 7 различных типов головных уборов. Те, кто достиг высших степеней, обматывали конусовидные тюрбаны материей. В музее я видела две огромные чалмы, ранее принадлежащие шейхам из братства Мевлеви. Такие же головные уборы различных форм и размеров, только уже каменные, становятся частью надгробий над могилой суфиев, покинувших этот мир. Кладбище последователей Мевлеви находится тут же во дворе. Очевидно, что для мусульман это место святое. Когда мы вошли в мавзолей шейхов, на моего турецкого друга, который до этого отрицал собственную религиозность (ведь, он — ученый-натуралист), вдруг снизошла та самая барака, и он начал молиться как правоверный мусульманин. Жаль, я не увидела самого танца дервишей, но с удовольствием рассмотрела экспозиции музея: предметы домашнего обихода, одежду, библиотеку, предметы искусства, музыкальные инструменты, каллиграфию. Для первых 30 часов в Стамбуле у меня была конкретная передозировка впечатлениями и терабайтами новой информации. Пришлось потратить целых 5 часов на сон, чтобы хватило сил на путешествие по провинции Стамбул и походу в Святую Софию. Но об этом – в следующем номере.

                                

арабыБосфорбургердервишиисламкофекофе по-турецкимореМраморное моренаселениеОсманская империяосманыотдыхполитикапутешествиерелигияСтамбулсуфиитуркитурцияулицаЧерное мореЭрдоган

Anna • 28.08.2017


Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий