Блог Анны Саянской

0

Святая Земля глазами сумского борца Юрия Голуба

Друзья, продолжаю серию публикаций о сумчанах, самореализовывающихся за рубежом.
Сегодня отправляемся в Израиль вместе с нашим известным борцом Юрием Голубом.

О том, как наши спортсмены поднимают в Израиле вольную борьбу, и не только об этом…
Израильскому городу Беэр-Шева почти 4000 лет. По преданиям, сам Авраам вырыл здесь колодец. Это событие считается датой основания города. Он расположен на стратегически важном перекрестке путей, ведущих в Египет, Палестину, к Средиземному и Красному морям.
За контроль над этой территорией издревле боролись представители самых разных эпох, культур и национальностей. Это были египтяне, римляне, византийцы, персы. И даже австралийские кавалеристы, которые в составе войск Британской Империи сокрушили здесь османов. После чего Лига Наций в 1922 году предоставила Великобритании мандат на Палестину. А в 1948 году Израиль провозгласил независимость. Но в соответствии с планом раздела Палестины, принятым ранее ООН, Беэр-Шева отходила арабскому государству. Однако израильские войска поборолись за эту и другие территории, вследствие чего город вошел в состав еврейского государства.
С 2015 года за этот город борется и наш знаменитый сумской спортсмен Юрий Голуб. Но делает он это не на полях брани, а на борцовском ковре, защищая цвета спортивного клуба Беэр-Шевы.

Юрий Голуб – мастер спорта международного класса по вольной борьбе, многократный победитель и призер национальных, европейских и мировых первенств, с 2011 года ведет тренерскую деятельность.
– Почему Беэр-Шева?
– Сейчас этот город де-юре и де-факто является главным борцовским центром в Израиле. Молодой мэр всячески поддерживает борцов. Это тот случай, когда народный избранник действительно вкладывает душу и финансы в развитие города. Беэр-Шева бурно развивается. Сейчас ее население насчитывает 200 тысяч человек. Из них около 80 тысяч – выходцы из СССР, прибывшие в Израиль с разными волнами алии (алия – репатриация евреев в Израиль). Евреи возвращаются в свое государство из разных уголков мира: из Европы, Эфиопии, Азии… На сегодня количество русскоговорящих репатриантов составляет 17% населения страны. Борьба здесь считается «русским спортом». Все специалисты по борьбе, работающие в Израиле, перебрались сюда из постсоветских стран. Меня сюда пригласил Леонид Шульман, уже 25 лет занимающийся тренерской деятельностью на Святой земле. Он – воспитанник черниговской школы борьбы с ее сильными традициями. Но поначалу Леонид столкнулся с теми же проблемами, с которыми сталкиваются все фанаты своего дела, у которых нет поддержки государства. В первое время ему приходилось тренировать своих подопечных в подвале бомбоубежища. Затем на окраине города он нашел полузаброшенный ангар. Своими силами сделали из него зал. Ситуация до боли знакомая. Такая жизненная позиция мне лично очень импонирует. Мы в Сумах тоже залы своими руками строили, тогда как рядом вырастали мегапроекты для других видов спорта. И если из наших самодельных залов выходят чемпионы и спортсмены мирового уровня, то из стен этих суперинфраструктурных проектов – звезды, которые никогда не зажгутся на спортивном небосклоне. Даже на украинском. Еще немаловажным фактором при выборе Израиля для продолжения борцовской карьеры стало нежелание украинской Федерации вольной борьбы отправить меня на большие турниры защищать цвета сборной Украины. Хотя я выиграл национальный чемпионат, завоевал необходимую путевку для участия на отборочных олимпийских турнирах. В итоге вместо меня отобрали спортсмена, который проиграл мне в личном противостоянии, не взяв во время поединка ни одного очка. Спортсмены поймут, о чем я. А шансы выступить за израильскую сборную были велики. Поэтому, поразмыслив, я принял приглашение Леонида, который отвечает за вольную борьбу в Израиле, выступать за спортивный клуб Беэр-Шевы и тренировать здесь детей.
Ранее мне уже предлагали работу в Австрии, Франции, Китае. Но я остановился на Израиле. Благодаря укреплению сотрудничества между нашими федерациями многие украинские борцы-вольники имеют возможность проводить здесь учебно-тренировочные сборы, совмещая полезное с приятным – работу в местных спортивных залах с экскурсиями по Святой земле и оздоровительным отдыхом на трех морях – Мертвом, Средиземном и Красном. Для более глубокого изучения техники и тактики вольной борьбы мы задействуем ведущих борцов Украины и Сумщины. Поэтому мои нынешние израильские подопечные получают прекрасный практический опыт борцовских спаррингов. Что же касается перспективы моего возможного участия в Олимпиаде, то ситуация здесь сложилась не так, как я планировал. Сначала процесс оформления документов занял у меня целых четыре года вместо двух. Затем мои старые травмы дали о себе знать. Сейчас я сконцентрирован в основном на тренерской карьере.
– Отличается ли менталитет украинских и израильских детей?
– Поведение детей в Израиле поначалу меня шокировало. Много раз наблюдал, как ребенок мог просто подойти и ударить старшего или кататься по полу супермаркета, облизывая пол. При этом родители никак не реагировали на происходящее. Такая вседозволенность – результат работы ювенальной юстиции. Говорят, что в Израиле она жестче европейской в несколько раз. Но если ты работаешь тренером, педагогом, то успех твоих учеников и характер взаимоотношений с ними будут зависеть от твоей личности, наличия внутреннего стержня, умения донести те или иные идеи, ценности. «Человек – продукт среды», – считает один из лучших борцов в мире, автор неповторимого приема «обратный пояс» в супертяжелом весе Александр Карелин. В данном случае основная среда, в которой формируется личность ребенка, – это его семья. Если родители уделяют внимание воспитанию своего чада, не подавляя его психически и физически, развивают ребенка полноценно, закладывают азы уважения к старшим, тогда и маленький человек ведет себя адекватно.

В Израиле нет системы государственных спортивных школ. Детский, юношеский, молодежный спорт – все на родительских плечах. Здесь есть понятие «зарплата учителя физкультуры». А вот тренеры спортивного клуба получают свой гонорар не из государственного бюджета, а из средств, которые платят родители частным спортклубам или спортивным обществам. Муниципалитеты идут им навстречу, предоставляют помещения. Если клуб существует более двух лет, государство начинает ему помогать. Когда в активе у членов клуба есть достижения на уровне чемпионатов Израиля или международных первенств, смело можно рассчитывать на выделение средств, например, на ремонт зала. В стране есть минимум десять прекрасно оборудованных борцовских арен. При этом ощущается некоторый дефицит кадров. Большинство тренеров – в возрасте, молодых специалистов мало. А для работы с детьми нужно, помимо призвания, еще и терпение. Причем мотивировать на занятие спортом нужно больше родителей, чем детей. Чтобы отправить ребенка на международные соревнования, именно родителям придется оплачивать, помимо прочего, еще и перелеты. Ведь выехать из страны на автобусе израильтяне не могут. Израиль окружен арабскими государствами, куда въезд для евреев или вообще запрещен, или очень нежелателен. Удержать ребят в спорте – не просто. С 15 лет здесь принято подрабатывать. Молодежь не упускает возможности заработать на собственные нужды, подрабатывая в киосках (так называются ночные магазины) или ночных клубах. А после школы все израильтяне обязаны отслужить в армии. Парни – три года, девушки – два. Патриотизм, помноженный на хронически напряженную политическую обстановку, мотивирует молодежь идти в боевые части, куда она очень рвется. Там, конечно, создают спортроты, в которых собирают перспективных спортсменов. Но в условиях службы тренировочный процесс не может быть полноценным. И это сказывается на показателях спортсменов. В университет израильтяне поступают уже в 20-21 год. Оканчивают, соответственно, в 25-26 лет. После выпуска, как правило, улетают в более чем полугодовое путешествие. На работу молодежь с университетским образованием в итоге выходит лет в двадцать семь. Тем не менее сейчас встречается все больше молодых родителей, которые хотят, чтобы их ребенок пошел по пути профессионального спорта и не ограничивался достижениями лишь национального масштаба.
– Каковы условия работы педагогов в Израиле?
– В отличие от политической, экономическая ситуация в стране стабильная. Средняя зарплата, в том числе и педагогов, – 1500-2000 долларов. Т.е. школьный учитель может рассчитывать на $1700, а преподаватели университета получают больше $2000. Кроме того, любой педагог имеет право на индивидуальную подработку. Профессия учителя в Израиле считается престижной и имеет неслыханные для Украины бонусы. Например, раз в шесть лет учитель имеет право на годовой отпуск для саморазвития с сохранением 70% оклада… Человек может потратить этот год на путешествие, на повышение квалификации или просто отдохнуть. Но, имея 365 свободных дней, в течение которых на ваш счет в обязательном порядке капнет свыше $15000, вряд ли вы будете сидеть дома или ограничитесь путешествием по Израилю, который занимает очень скромную территорию, 147-ю в мире. Между прочим, площадь Сумской области больше Израиля на целых 1500 кв. км. А еще здесь очень много религиозных праздников, растягивающихся на 2-3 дня. По моим подсчетам, в году набегает два месяца выходных. Плюс официальный отпуск педагогов – еще два месяца. В итоге на работу приходится всего 7-8 месяцев. Не работа, а сказка. Единственное, что осложняет учебный процесс, – пресловутая любовь к детям, переходящая во вседозволенность последних. Но к гиперактивным и непослушным детям все же применяют определенные меры в израильских школах, давая им… психотропные препараты.

– Тогда самое время поговорить об израильской медицине.
– Здесь на самом высоком уровне критическая медицина. Если тебе очень плохо, то тебя очень качественно будут лечить и вылечат в итоге. Хотя, по моим наблюдениям, даже при серьезных заболеваниях обычно устраняются последствия, а не причина. А вот с диагностикой, сдачей анализов и сбором информации о здоровье – есть проблемы. Бюрократические проволочки приводят к тому, что ждать приема по записи приходится 2-3 месяца.
Что же касается оздоровительного туризма, связанного с целебными свойствами соли и грязи Мертвого моря, то все это в большей степени – торжество маркетинга. Не знаю, что за виртуозы пиара составляют туристические проспекты, но им удается затягивать на местные курорты миллионы людей. Молодежь начинает быстро скучать. Ведь купаться в Мертвом море невозможно. Лежать на суперсоленой воде или на берегу, предварительно обмазавшись грязью из супермаркета, большинству надоедает уже в первый день. В летний зной солевые и солнечные ванны можно принимать или ранним утром, или после шести вечера. А если вдруг морская вода, содержание соли в которой превышает 320 промилле, попадет в глаза, то придется демонстрировать свои лучшие спринтерские способности – лететь в душ и тщательно их промывать. Кстати, на заметку адептам сетевого маркетинга. О распиаренном у нас в Украине бренде, специализирующемся на продуктах Мертвого моря, в самом Израиле никто не слышал. Но если говорить о составе соли и грязи «Асфальтового» моря, как еще называют Мертвое, то он уникален. Это невероятная лечебница под открытым небом. Но если природа веками трудилась над микроэлементным «тюнингом» данного водоема, то человек делает все возможное, чтобы уничтожить его. Успех разрушительной деятельности людей, истощающих море в промышленных масштабах, уже имеет вполне осязаемые результаты. За последние сто лет уровень моря упал на 25 метров. А еще с территории Палестинской автономии зимние паводки несут тонны пластикового мусора и нечистот. Из-за непреодолимых политических разногласий израильская и палестинская стороны уже десятилетия не могут достичь консенсуса в вопросе сохранения Мертвого моря. В то время как экологическая катастрофа в регионе ходит совсем рядом. К слову, сами израильтяне никакого трепета к своей косметике не испытывают. Реклама европейских производителей косметических средств имеет здесь куда больший эффект, чем отечественных.

– Дорогая ли жизнь в Израиле?
– Жилье очень дорогое. Квартира в Беэр-Шеве, возраст и площадь которой сопоставимы с нашей хрущевкой, в среднем стоит 150 тысяч долларов и обычно расположена в 30-летнем доме с толщиной стен не более 10 см. Слышимость в таких домах такая, что обязательно весь первый подъезд будет в курсе, если у кого-то в пятом подъезде чихнет таракан. Дом площадью 100 кв. м с прилегающим участком в полторы сотки – стандартный в Израиле. Обойдется он в $300 тысяч. Современная двухэтажная вилла в Тель-Авиве стоит порядка $500-600 тысяч. Лимитированная территория государства, расположенного фактически в пустыне, а также растущее население заметно сказываются на стоимости жилья. В Израиле в копеечку влетит не только место для жизни, но и место на кладбище. Особенно, если речь идет о кладбище на Масличной горе. Но справедливости ради стоит сказать, что на ценник в $2 млн. повлияло скорее библейское предание, которое обещает похороненным здесь обязательное воскресение. В свое время даже Сулейман Великолепный на всякий случай велел построить мусульманское кладбище рядом с еврейским, которое уже существовало более тысячи лет. Там хоронили только лучших из лучших. Как иудеи, так и мусульмане надеялись, что ветхозаветное предание окажется правдой.
Ипотека здесь в почете. Потому как с зарплатой в $2 тысячи семья из двух работающих людей приобрести жилье сразу не в состоянии. Налоги на доход здесь довольно высоки. Так, при зарплате до 5 тысяч шекелей – один налог, до 10 тысяч – другой, а от 20 тысяч – третий. Парадокс в том, что часто выгоднее зарабатывать, к примеру, именно девять тысяч шекелей, а не одиннадцать. Многие работают «втемную». Но это палка о двух концах, т.к. при начислении пенсии будет учитываться уровень дохода. Средняя пенсия не такая уж и большая, учитывая уровень цен и коммунальных платежей. На $600-700 пенсионерам сильно не разгуляться. На еду среднестатистический израильтянин тратит больше 400 долларов. Будучи вегетарианцем и покупая лишь овощи и фрукты круглый год на местных рынках, я заметно экономлю. Мои траты на питание не превышают $250 в месяц. А вот пенсия чиновников, которые предварительно «отмучились» на госслужбе с небольшим окладом, иногда выше 1500 долларов. Израильское государство здорово заботиться о досуге своих пенсионеров. Начиная с организации выездов на моря и заканчивая льготным посещением всевозможных культурных мероприятий. Пожилые люди, лишенные присмотра со стороны родных, перечисляя часть пенсии в определенный фонд, могут спокойно поселиться в домах хостельного типа, где за ними будут ухаживать. Условия в таких заведениях вполне достойные.
Снять скромное жилье в городе Беэр-Шева обойдется в 500 долларов, еще на сотню затянет коммуналка. Квартира в новостройке будет стоить $700-800, дом – около тысячи. Можно, конечно, найти квартирку и за $350, но это будет подобие жилья в ветхом и обшарпанном доме на столбах. Не знаю, что послужило причиной такого архитектурного решения, но здесь довольно много домов, где можно пройти под первым этажом, как через арку. Коммунальных служб как таковых нет. Дворники работают вдоль основных улиц. Шаг в сторону – кучи мусора. Местные по этому поводу даже самоиронизируют: «Все, что за дверью собственного дома, считается мусоркой».
– Был ли у вас опыт взаимодействия с местными чиновниками?
– Была одна ситуация в городе Араде с населением 25 тысяч человек, где работает секция греко-римской борьбы. Ее также возглавляет выходец из Украины, у него тренируется более 50 детей. И вот кто-то надоумил власть отдать борцовский зал в пользование представителям иных видов спорта. Аргументировали это тем, что эксплуатировать помещение нужно эффективнее. Несмотря на некоторые внутренние противоречия, борцы из всего Израиля объединились и выступили в поддержку коллег, которым муниципальные власти хотели осложнить жизнь, отобрав зал. В Арад съехались тренеры со своими подопечными и их родителями. Изготовили всевозможные транспаранты и плакаты, вызвали мэра на открытый разговор. Часа три тот боялся или стеснялся выйти к митингующим. И это не сыграло властям на руку. Израиль – страна маленькая. В любую точку можно добраться на поезде за 2-3 часа. Государственные СМИ успели приехать в Арад аж из Тель-Авива. Мэру ничего не оставалось, как пригласить организаторов пикета за стол переговоров. Помимо депутатов, в обсуждении проблемы принимали участие и представители религиозной общины (они есть в каждом муниципалитете, как и в кнессете, израильском парламенте, порядка 15% мест). Предварительный консенсус был достигнут, но весь процесс затянулся на полгода. Справедливость восторжествовала, и зал остался у борцов. Таким образом, диалог с властью вполне возможен. Мне очень нравится, что в Беэр-Шеве, где я живу, руководство города уделяет внимание строительству не только торговых центров, но и парков отдыха, фонтанов, скейт-парков и велосипедных дорожек. Очень многие израильтяне вечерами бегают, занимаются спортом, в то время как другие их сограждане злоупотребляют фаст-фудом. Вообще Израиль – страна контрастов. Здесь каждый сможет отыскать и увидеть именно то, что хочет. Все зависит от того, на какую волну настроен сам человек. Например, туристы из фешенебельных отелей будут очень удивлены, когда повстречают на пляже местных, которые выезжают дикарями на побережье, ставят палатки, жарят шашлыки, играют в бадминтон. Береговая линия израильских курортов не очень протяженная, поэтому отдыхающие из пятизвездочных отелей, стоимость проживания в которых стартует от $200, будут вынуждены соседствовать с теми, кто любит бюджетный палаточный отдых и может устроить громкую дискотеку, вытащив колонки прямо на песок.
– Как в Израиле обстоит дело с европейскими ценностями?
– О, с ними как раз все хорошо. Говорят, что треть бюджета Тель-Авива, рассчитанного на международную рекламу туристической привлекательности города, тратится на привлечение именно гей-туристов. Причем, помимо желания властей построить здесь «модель открытости, плюрализма и терпимости», министерство туризма давно экономически оценило потенциал таких туристов. Геи – туристы высокого класса, которые заметно пополняют государственную казну. В других городах также царит атмосфера толерантности, многие мэры городов – представители ЛГБТ-сообществ. Они открыто поддерживают и рекламируют эти движения. Естественно, есть и противники такой социальной политики государства. Они часто напоминают, что Содом и Гоморра когда-то располагались именно на территории современного Израиля. И намекают, что история циклична и все может повториться там, где нравственность исчезает быстрее, чем пересыхает Мертвое море. В это самое время в семьях религиозных или, как их здесь называют, датишных, евреев рождается по 5-6 детей. Нерелигиозные семьи ввиду дороговизны жизни ограничиваются одним ребенком. Пообщавшись с местными, я заметил, что, несмотря на внешне убедительные проявления патриотизма, многие хотели бы уехать в Европу, Штаты или Канаду. Еще чувствуется, особенно у ортодоксальных, что некоторые постулаты иудаизма, касающиеся особой миссии еврейского народа, завысили их самооценку. К представителям иных религий и этносов у них заметно снисходительное отношение. Я слышал неоднократно, как датишные говорили, что Земля прекратит свое существование, если они перестанут молиться. В школах много внимания уделяется религии. Очень позитивный момент – учащимся можно выбрать на свое усмотрение второй язык: английский, французский, русский или испанский. Среди недавно переехавших можно наблюдать стремление к выпячиванию и показухе. Ну, это понятно – на новом месте всегда хочется обозначить свой статус, добиться уважения в новом окружении. Некоторые доказывают делами, другие – количеством золотых украшений, надевая по одиннадцать колец на десять пальцев. Собственно, у нас на Украине все то же самое.
– Правда, что в Израиле исключительные меры безопасности?
– Да. Приведу яркий пример. На последних турнирах, где я сам боролся, и когда возил команду на чемпионат Европы в Румынию, с нами летали охранники. Всегда всех спортсменов во все зарубежные поездки на турниры сопровождают частные охранные службы. Они не отходили от нас практически круглые сутки. Сначала это раздражало, потом я привык. Охранник сопровождал нас на завтрак в гостинице, на взвешивание перед соревнованиями и даже выходил к ковру в составе нашей делегации. В свете неугасающего арабо-израильского конфликта Израиль очень печется о безопасности своих граждан. По этой причине федерация не пускала нас на олимпийский турнир в Турцию нынешней весной из-за недавних терактов. На свой страх и риск мы все же поехали, потому что там разыгрывалась олимпийская лицензия. Тогда к нам все равно в последний момент тель-авивская охранная компания направила сопровождение. А по возвращении нас сильно отчитали. Зато граждан Израиля ждут с распростертыми объятиями 142 безвизовые для них страны.
– Где предпочитают отдыхать сами израильтяне?
– Для путешествий они часто выбирают Европу, очень любят Италию. Потому как, даже с учетом затрат на перелеты, отдых в Старом Свете для них дешевле, чем в самом Израиле. На юге страны есть знаменитый курорт Эйлат. Но местные предпочитают ездить сюда не ради Красного моря с прекрасными рифами для дайвинга, а на шопинг… Дело в том, что Эйлат – зона беспошлинной торговли, здесь все дешевле. В порт Эйлата стекаются товары из всей Азии. Чтобы не огибать Африку, торговые суда разгружаются в Эйлате, а потом через всю страну товары переезжают в порт Ашкелона, откуда дальше держат свой путь в Европу.
Тот же путь проделывает нефть из арабских стран по трубопроводу Эйлат-Ашкелон. Факт экономического сотрудничества Израиля с арабскими поставщиками черного золота и нефтепродуктов стараются не афишировать, чтобы у сильно впечатлительных не рвались шаблоны. Но местные это знают. Эйлатцев вообще в данной ситуации больше волнует экологический аспект транзита нефти. Они переживают, что баржи и танкеры с нефтью могут погубить их курорт.
Прагу израильтяне облюбовали как место для заключения брака. Наиболее популярный и наименее проблематичный способ бракосочетания для приезжих, когда у одного из супругов еще нет регистрации, – официально зарегистрировать свой союз за границей. Израиль потом охотно признает такой брак. Не знаю, почему так сложилось, что жениться и выходить замуж все едут в Прагу, но чехи этому явлению очень рады и зарабатывают на этом неплохо.
– Какие у вас планы на будущее?
– Загадывать сильно наперед я не люблю. В обозримом будущем, а именно осенью, я планирую записаться на языковые курсы. Знание иврита для меня здесь лишним не будет. Тем более, я имею право воспользоваться льготой на бесплатное обучение как приехавший не более трех лет назад. Обычно же пятимесячный языковый курс стоит около тысячи долларов. Сейчас я настроен на плодотворную работу в моем клубе Маккаби Беэр-Шева («Маккаби» – спортивное общество, как у нас «Динамо»), где я могу тренировать детей, передавать свой опыт. Кроме вольной борьбы, я обучаю их еще и азам сумо, им это нравится. А все благодаря тому, что есть необходимый опыт. В Сумах мы уже довольно хорошо развили этот вид спорта. Часть сборной Украины по сумо базируется в Сумах. Это воспитанники моего отца Юрия Николаевича Голуба – заслуженного тренера Украины, это и мои воспитанники, и братьев Скварчей. Сумские борцы сумо, начиная от 12-летних детей и заканчивая взрослыми спортсменами, уже имеют высокие достижения на украинской и мировой аренах. Из сумчан только у нашего Николая Кожухова есть лицензия на участи во Всемирных играх 2017 года. Помимо вольной борьбы и сумо, я намерен давать своим израильским подопечным еще и основы пляжной борьбы, которая завоевывает популярность во всем мире. Работой в спортзале мы не ограничиваемся. Вывозим ребят в походы, на рыбалку. Отдача у детей великолепная, я это чувствую. С коллегами тоже налажены прекрасные отношения. Есть некоторые препятствия в виде бюрократии. Но для меня это уж точно не в диковинку, с этим явлением я боролся в многочисленных чиновничьих кабинетах в Украине. Продолжу и здесь. Хотя, конечно же, хочется бороться исключительно на спортивной арене и не растрачивать энергию на никому не нужную бумажную канитель. Тем более, у людей интерес к нашему виду спорта есть. Недавно я познакомился с хозяйкой магазина «Украина» в Беэр-Шеве. Теперь она меня «терроризирует» уже несколько месяцев, чтобы я набрал женскую секцию по вольной борьбе. У нее есть внучки, а у них – подружки от 8 до 13 лет, которые очень хотят заниматься борьбой. Возможно, уже осенью наш клуб расширится за счет девочек. В общем, перспективы есть и есть желание и понимание дальнейшего развития. А это – главное.

борец Юрий ГолубСвятая Земля глазами сумского борца

Anna • 21.08.2016


Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий