Блог Анны Саянской

0

Приключения сумской Золушки в Германии

Сумчанка Екатерина Бублик продолжает рассказ о своих приключениях в Германии, где ей довелось побывать по программе культурного обмена Au-pair.
Екатерина:
– Если первая часть моей гамбургской истории прошла под знаком минус, то потом все кардинально изменилось. Именно поэтому я не могу однозначно сказать – стоит или не стоит ехать за границу в качестве au-pair, равно и оценить гостеприимство немцев. Они могут быть такими же разными, как и украинцы, австралийцы, жители Буркина-Фасо или Ямайки. Я просто рассказываю о своем опыте. Возможно, прочитав мою историю, кто-то сумеет избежать моих ошибок…
Перед тем как продолжить рассказ о Германии, хочу поделиться своим впечатлением о немецкой «социальной экзотике», которая меня просто поразила. Однажды в вагоне метро мне показалось знакомым лицо одного из пассажиров. Три остановки я всматривалась в него и не могла вспомнить – откуда же я его знаю. Спросила подругу Лесю – «Так это же мэр Гамбурга!» И тут меня осенило. Я же буквально сегодня читала утреннюю газету с его интервью и фотографией на весь разворот. Так вот, это вполне нормальная практика у немцев, когда избранник народа добирается на работу вместе с этим самым народом, а не с кортежем и мигалками. Еще меня сильно впечатлило на улицах большое количество людей с ограниченными возможностями, с синдромом Дауна, старичков в колясках и бабулек с рольштулями (стульчиками на колесах). Я очень удивилась – почему их так много здесь. А потом поняла, что они интегрированы в общество и живут обычной жизнью. А у нас они сидят взаперти без возможности выйти даже к подъезду собственного дома. Наблюдала, как бабушка на инвалидной коляске нажимала специальную кнопку на остановившемся автобусе, водитель в белой рубашке выходил из кабины, откидывал пандус, закатывал бабулю, закидывал пандус обратно и спокойно продолжал рейс. Каждый раз мне становилось невыносимо обидно за наших людей.

Итак, вернемся к Мёрзам. Последней каплей, переполнившей чашу моего терпения, стал инцидент с походом на концерт. За что я уважала их, так это за увлечение роком и огромную коллекцию раритетных виниловых пластинок динозавров рок-сцены. Я думала, что они проявят солидарность, и никаких проблем с поездкой на концерт финской рок-группы Negative в Гамбург не будет. Тем более я, как и положено в Германии, за месяц до концерта предупредила их. Мёрзы сверились со своим расписанием. Сказали, что все ок, сделали отметку в календаре. Для немцев это означает железобетонную гарантию. Но через две недели оказалось, что они сами собираются в этот день на джазовый концерт. Я не выдержала и сказала, что так больше не могу и что начинаю искать новую семью. Я даже была готова не бросать Мёрзов сразу, а подождать, пока они нашли бы другую au-pair. Но они решили отомстить мне за мою «дерзость». Фрау Мёрз предложила проехаться в одно место. Ничего не подозревая, я согласилась. Она привезла меня в центр по работе с иностранными гражданами. Оказалось, у нее там работает подруга. Они начали вдвоем прессовать меня, шантажируя аннулированием визы и высылкой домой. Я заметила, как они украдкой переглядываются и ухмыляются, разыгрывая дешевый спектакль. Позже выяснилось, что все их угрозы – сплошные враки. Но тогда я была уверена, что, если через неделю не найду новую семью, меня депортируют. Мне было страшно. Я не говорила сумским друзьям и родным о ситуации, в которую попала. После таких торжественных проводов на вокзале мне стыдно было признаться, что я не сумела покорить Германию и продержаться здесь больше трех месяцев.

Я написала и позвонила всем, кому можно. Затем купила самую серьезную местную газету с объявлениями. Кстати, она даже по дизайну похожа на «Ваш Шанс». Там-то я и нашла спасительные строки «Требуется au-pair». Созвонилась со своим будущим новым гастфатером Маркусом. На следующий день после моих курсов встретились с ним в кафе, пообщались. Он обещал перезвонить, как только примут с женой решение. Прошло еще три дня, а Маркус не звонил. Я была близка к отчаянию, ибо оставалось менее двух суток до часа Х. Тогда я сама перезвонила ему. Оказалось, что он как раз собирался набрать меня. Мёрзы такого поворота событий совершенно не ожидали. Пока Маркус помогал грузить мои вещи в машину, фрау Мёрз успела наговорить ему обо мне кучу гадостей. Когда мы тронулись, он сказал: «Такая неприятная женщина. И как ты терпела ее три месяца?»
В моей новой семье я была первой au-pair. У Маркуса и Верены Вист было двое детей –
4-летний Янни и 13-летняя Мишель. Все мои обязанности сводились к тому, чтобы в 14.00 забрать Янни с автобусной остановки после садика, накормить его обедом и чем-то занять до прихода родителей. Причем Верена работала два дня через два. И когда она оставалась дома, я была абсолютно свободна. Мне строго запретили убирать в детских комнатах, чтобы дети учились сами поддерживать порядок. Я не верила, что такое возможно! Да и относились они ко мне как к члену семьи. То, что мне повезло со второй семьей, я поняла в первый же вечер, когда за ужином, открыв бар, Маркус спросил: «Тебе сделать коктейль с ромом Бакарди»?

Вообще немцы любят выпить. И делают это весело, дурачась. Данный процесс всегда сопровождается каким-то веселым перформансом. Например, когда вы пьете пиво, обязательно нужно произнести: «Prost!» («будьмо!» на немецком). Чокаясь бокалом с коллегой по застолью, смотрите ему прямо в глаза! Иначе… семь лет хорошего секса не будет!
Стремясь отблагодарить новую семью за душевный прием, я старалась быть максимально полезной для них. Когда я пришла к ним, Янни умел считать до 10 и слабо знал алфавит. Вот тут мое педагогическое образование и пригодилось! В форме игры мы изучали цифры, учились считать. Каждый день разыгрывали определенные сценарии. Актерами были мы сами и игрушки Янни. Я старалась вложить смысл в игру, подготовить мальчика к реалиям жизни. К примеру, если он играл полицейского, то не просто сажал Катю (меня) в тюрьму (кресло в детской). Я объясняла, что арестовать могут за кражу в магазине, плохое обращение с животными или вождение авто в нетрезвом виде. Однажды вечером, когда вся семья сидела в гостиной перед телевизором, Янни, которому хотелось продолжить «игру в полицию», радостно воскликнул: «Катя, а давай ты снова будешь пьяная!» На мгновение в комнате стало тихо. Поняв всю неоднозначность ситуации, я выпалила: «Это не то, что вы подумали! Я сейчас все объясню». Но Маркус и Верена быстро сообразили, в чем дело, и еще долго смеялись над этой ситуацией. За три месяца, что я провела с ними, у нас ни разу не возникало конфликтов. Им нравилось, что их сын вскоре считал уже до 100 и набирал на клавиатуре слова и даже предложения. Приятным бонусом было то, что Маркус работал в крупной косметической компании и у меня был доступ к новейшим разработкам брендовой косметики и парфюмерии. Мою тумбочку неизменно украшали экземпляры Christian Dior, Chanel, Yves Saint Laurent, Artdeco, которые еще даже не попали на немецкие рынки. С Вистами я встретила Рождество. Это был настоящий семейный праздник. С бабушкой и дедушкой, с подарками, с пряными запахами вкусной еды и праздничной иллюминацией. В общем, все – как показывают в фильмах.
Во всех отношениях моя новая гастфамилия была прелестной. Я до сих пор говорю о них «моя немецкая семья». Я со своим парнем в 2013-м навещала Вистов, когда ездила уже в качестве туристки в Гамбург. Мы даже планировали их поездку в Киев. Но это было до всех событий 2014-го… Очень скучаю по ним. Хорошо, что сейчас у всех есть Facebook.
Правда, на фоне их душевности меня удивила история брата Верены. До 21 года он любил погулять, баловался алкоголем и наркотиками. Семья с этим долго мирилась, пыталась вернуть непутевого отпрыска на путь истинный. Но он продолжал вести асоциальный образ жизни. Тогда родители Верены (милейшие бабушка и дедушка, с которыми мы вместе отмечали Рождество) просто изгнали сына из семьи. Раз не смог уже достаточно взрослый человек оценить, что для него было сделано, значит, он должен продолжить выбранный путь самостоятельно. В Германии это довольно распространенное явление. Немецкая пенсионерка никогда не будет отдавать 50-летнему безработному сыну-наркоману последние деньги «на сигареты».
В один из выходных дней мы с девчонками прогуливались возле знаменитой Городской ратуши. Это одна из главных достопримечательностей Гамбурга. Высота ее башни со шпилем – 112 м. Очень красивое сооружение в неоренессансном стиле. На площади у Ратуши мы заметили странного персонажа. Парень с метлой и двумя ящиками шнапса в маленьких бутылочках, весь обвешанный такими же бутылочками, прохаживался туда-сюда. Как потом мы выяснили – это старая немецкая традиция. Если парню исполняется 30 лет, а он все еще не женат, то это означает, что он «годен разве что площадь подметать». Делает он это в сопровождении друзей, которые предлагают встречным девушкам «взять в мужья их непутевого друга». При этом все весело пьют шнапс и обязательно вдребезги разбивают бутылочки о мостовую. Ну а 30-летний холостяк вынужден каждый раз все подметать. С 25-летними холостячками поступают еще жестче. Девушке дарят коробку, намекая, что она – alte schachtel («старая коробка», ну, или «карга» по-нашему). И тоже ни на что не годна, разве только протирать ручки на дверях ратуши. Так что, гуляя по Гамбургу, обратите внимание на подметающих площадь парней, на натирающих до блеска дверные ручки девушек. Они точно свободны, и вдруг это окажется подходящая партия!
В целом для меня участие в программе Au-pair стало ценнейшим опытом. Я выучила иностранный язык, который сегодня – мой основной рабочий инструмент, я стала лучше разбираться в людях, познакомилась с европейской культурой и прониклась духом путешествий. А это – дорогого стоит!

американские горки европейского гостеприимстваЕвросоюзЕкатерина БубликПриключения сумской Золушки в ГерманииТребуется au-pair

Anna • 07.05.2017


Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий