Блог Анны Саянской

0

Особенности азиатского автостопа (продолжение)

Друзья! Предлагаю вашему вниманию вторую часть интервью с Наталией Ванеевой о ее невероятных приключениях в Юго-Восточной Азии. Все, кто планирует отправиться в путешествия в этот мистический регион нашей Планеты, читайте обязательно об опыте гуру автостопа – Наталии Ванеевой.

“Особенности азиатского автостопа”
Я продолжаю публикацию истории путешествий сумчанки Наталии Ванеевой, дочери Ларисы Ванеевой, директора известной в городе студии «ART’elь moda». Девушка отправилась в Юго-Восточную Азию автостопом и налегке, чтобы прочувствовать колорит этой удивительной части света.
– Дальше мой путь лежал в Малайзию. Не хочется употреблять шаблонную фразу о стране контрастов, но Малайзия как ни одно другое государство заслуживает подобного определения. Суперсовременная малайская столица Куала-Лумпур – красивый и динамичный мегаполис с развитой инфраструктурой и богатым культурно-этническим разнообразием. Помимо малайцев, за которыми в качестве вероисповедания конституционно закреплен ислам, 22% населения составляют китайцы, в большинстве своем исповедующие буддизм. Оставшиеся 10% малазийцев – индусы. Их религия – преимущественно индуизм. При этом все они мирно сосуществуют. В Куала-Лумпуре легко можно наблюдать такую картину: по улице идут и весело щебечут малайка в хиджабе, индуска в сари и китаянка в коротеньких джинсовых шортах. Несмотря на то что официальная религия здесь – ислам, очевидна некоторая его либерализация. Яркие праздничные цвета хиджаба, желание откинуть платок или как-то красиво его завернуть – косвенные тому доказательства.
И все же в Малайзии на государственном уровне пропагандируется ислам – рекламируются льготные программы кредитования для мусульман. Поддерживаются межконфессиональные браки, где мужчина – мусульманин. Практически всегда это подразумевает, что жена тоже примет ислам. В вузах 60% бюджетных мест выделяются для малайцев-мусульман. Остальные граждане недовольно, но тихо кряхтят. Ведь это означает, что малазийскому китайцу или индусу придется в 10 раз лучше учиться, чтобы поступить в университет. Конкуренция внутри общества очевидна. Тем не менее все проявления недовольства очень быстро, но мягко и тонко пресекаются властью. Поэтому конфликты на религиозной почве – явление редкое. Люди очень доброжелательно настроены друг к другу и приезжим. Для меня особенно было приятно то, что по канонам восточного гостеприимства азиаты просто не позволят тебе расплатиться в кафе. В 90% случаев они угощают. И делают это с искренним удовольствием. Желающих приютить путешественницу из Украины тоже было достаточно. В итоге я сэкономила в Малайзии и на жилье, и на питании.

Как здесь зарабатывают наши соотечественники.
Именно в Малайзии я открыла для себя очень неожиданный и эффективный источник заработка. Идею, честно говоря, подкинули мне ребята из России, которые уже провернули нечто подобное в Бангкоке. Я распечатала лучшие свои фотографии из разных городов и стран, в том числе из Украины, и стала их продавать. Не думала, что фото со мной на фоне Карпат вызовут такой ажиотаж как у малайцев, так и у туристов. К моему изумлению, фотографии разлетались лучше горячих пирожков. Покупая снимки, люди непременно интересовались, где это и что это. Если для азиатов подвезти голосующего на дороге туриста-автостопщика – норма, то отправиться самому в подобное путешествие – нечто пугающее и вряд ли осуществимое. Вопросов о моем личном опыте задавали много. Я чувствовала, что эта тема их так же сильно интересовала, как и страшила, поэтому объясняла подробно все нюансы европейского автостопа и каучсерфинга.
Помимо получения знаний и впечатлений о странах Юго-Восточной Азии, я считала долгом и миссией своего путешествия поведать местным жителям об Украине. Для этого специально возила с собой фотоальбом со снимками из Украины, старалась максимально интересно рассказать о нашей жизни. Слушали внимательно и с неподдельным интересом.
Что касается способов заработка в том регионе, то наши соотечественники здесь держат пальму первенства по изобретательности. Повстречавшийся мне в Таиланде харьковчанин уже много лет наслаждается жизнью в тропическом раю и зарабатывает на нее мастер-классами по солению огурцов и приготовлению квашеной капусты или кваса. За полуторачасовое кулинарное шоу туристы платят ему около 30 долларов. Его контора – уже состоявшийся бренд на туристическом рынке Таиланда. Кстати, права иностранцев при организации бизнеса в этой стране очень ограничены. Поэтому довольно распространенное явление – брак с местным, чтобы официально оформить компанию на тайского супруга, а дальше – предпринимательствуй как твоей душе угодно.
В столице Таиланда я познакомилась с парнем из Питера, который обосновался там уже давно и открыл агентство нестандартных путешествий «Реальный Бангкок». Само название сразу обещает клиентам какие-то нестандартные туристические услуги. Одна из фишек агентства – 6-дневный тур в формате автостопа в лагерь беженцев на границе с Мьянмой (Бирмой). Тема гражданской войны в Бирме, которая длилась с 1948 по 2012 годы, для нас не такая известная, но если побывать в тех краях, просто волосы дыбом встают от того, сколько человеческих судеб было искалечено в том бессмысленном братоубийственном противостоянии. А там сражались коммунисты с социалистами, национальные меньшинства организовали всевозможные сепаратистские движения, процветали разборки мафии из-за контроля над рынком сбыта опиума, постоянно проявлялась внешняя агрессия. В общем, кромешный ад для простых людей. Не удивительно, что в разное время многие бирманцы пытались покинуть страну. С разным успехом, естественно. И вот некоторые из них, перебравшись еще в конце 80-х через границу с Таиландом, застряли в буферной зоне на 30 лет… Эти беженцы не могут возвратиться в свою страну из-за преследований местных властей. Их не выпускают дальше таких лагерей или практически закрытых поселений. Хотя сейчас в Мьянме и наблюдается либерализация законов по отношению к тем, кто когда-то покинул страну в поисках лучшей жизни. А пока в лагерях на территории Таиланда уже выросло целое поколение 30-летних, не имеющих гражданства, не имеющих права покинуть территорию лагеря. Мы тут страдаем, что мир посмотреть очень хочется, но не всегда получается. А мир бирманских беженцев просто ограничен колючей проволокой и радиусом всего пару километров с вооруженными солдатами по периметру. Но они не сдаются, не впадают в депрессию. Они живут и довольствуются тем, что есть. Они рожают и воспитывают детей, поют песни, танцуют, улыбаются и кажутся живее некоторых людей, живущих в достатке и обладающих большинством из возможных свобод. После этой экскурсии многие туристы признаются, что им теперь просто стыдно жаловаться на свою жизнь.
Тайские тюрьмы
Ну и раз уж я затронула тему ограничения свободы, то не могу не рассказать о тайских тюрьмах. Они известны во всем мире. Наши люди знают о них или из когда-то страшно популярного сериала «Бангкок Хилтон», или по рассказам знакомых. Слава Богу, я тоже знаю о них из рассказов, но тех, кто там действительно побывал. Чтобы очутиться в тюрьме в Таиланде, достаточно одного косяка в прямом значении этого слова, который бы обнаружила у тебя полиция. Так вот, за это можно получить 15 лет заключения! Конечно, можно и откупиться. Взяточничество среди стражей правопорядка в Тайском королевстве процветает. Раньше все было гораздо суровее. Преступления, связанные с наркотиками, карались смертной казнью. Для иностранцев исключений не делали. Сейчас к белым, у которых достаточно денег, чтобы откупиться, относятся более снисходительно. Тем не менее за решеткой в этой стране остается огромное число туристов, приехавших сюда из разных уголков планеты хорошенько оттянуться, но по глупости натворивших чего-то и получивших реальные сроки. Так вот, все тот же русский гид из агентства путешествий поведал мне об удивительной местной практике в отношении заключенных. По прилете в Бангкок любой турист может у специальной стойки в аэропорту взять распечатку со списком сограждан, отбывающих сроки в местных тюрьмах. Таким образом, каждый может пойти проведать любого, абсолютно незнакомого соотечественника, принести чего-то вкусного, просто поговорить или забрать письма, чтобы потом передать их семье узника на родине…

Женщины-жирафы
Несладко приходится представительницам этнической группы падаунг, входящей в состав племени карен на севере Таиланда. Наверняка многие видели в туристических проспектах экзотических женщин-жирафов в национальных одеждах, главный атрибут которых – ожерелья-воротники, удлиняющие шею. Единого мнения насчет истории возникновения обычая носить такие медные спирали нет. Одни говорят, что это – инструмент самоидентификации племени, другие – что это делалось нарочно, чтобы женщина не могла сбежать в другую деревню после того, как ее продадут (раньше это было обычным явлением), третьи – что это мерило женской красоты. Как бы там ни было на самом деле, местная мафия, зарабатывающая на этих женщинах как на аттракционе для туристов, обращается с ними не по-человечески – как с товаром. Думаю, представителям правозащитных организаций очень не мешало бы заглянуть в те края.
Камбоджа и плавучие деревни
Ограничить свободу передвижения в Азии может не только человеческий фактор. Влияние природы на человека в этом регионе достаточно ощутимо. Когда я работала волонтером в камбоджийской школе, то повстречала одну женщину, которая в течение 47 лет ни разу не ступала на твердую землю…
Хотя, думаю, что она все же слукавила. Вся фишка в том, что она живет в одной из многих плавучих деревень. Жизнь их обитателей полностью связана с водной стихией: они рождаются в плавучих домах, ходят в плавучие школы, покупают продукты на плавучих рынках и товары в плавучих магазинах, лечатся в плавучих больницах и молятся в плавучих храмах. Честно говоря, в сезон дождей тут действительно передвигаться можно только на плавсредствах – лодках, плотах, тазиках. Но в сухой сезон, когда вода отступает, оказывается, что дома стоят на 3-5-метровых сваях, а людям приходится передвигаться по проложенным на приличной высоте мостикам.
Живут в камбоджийских деревнях очень бедно. Страна, наверное, еще очень долго будет восстанавливаться после античеловеческой политики красных кхмеров – одного из жесточайших режимов в истории человечества. Во второй половине 70-х, по разным данным, кхмерами было истреблено около четверти населения страны. Убивали по политическому, религиозному и этническому признакам, т.е. фактически без разбора. Геноцид не прошел бесследно. Даже сейчас Камбоджа – одна из беднейших стран Юго-Восточной Азии. Чтобы хоть как-то поднять экономику, правительство дает возможность иностранцам открывать здесь свой бизнес. Неофициально, но фактически легально можно приобрести годовую визу всего за $300, наслаждаться спокойной неспешной жизнью и развивать свое дело. Ну а пока до расцвета Камбоджи еще далеко, и местное деревенское население еле сводит концы с концами. Средств контрацепции, видимо, до сих пор ощутимо не хватает. Несмотря на тотальную бедность, в каждой семье по 7-8 детей. Уровень образования – ниже плинтуса. В лучшем случае детишки могут бесплатно посетить несколько начальных классов.

Подавляющее большинство камбоджийцев не могут вырваться в крупные города и получить качественное образование. Они обречены на постоянную борьбу за выживание и строгое следование традиционным устоям общества. Но самое интересное – они не страшатся своих многочисленных и практически непреодолимых проблем. Они их принимают и живут с ними, не забывая радоваться жизни. Такой подход привлекает сюда наших соотечественников. Подавляющее большинство дауншифтеров, годами обитающих при храмах и живущих за счет подаяния, просто не хотят напрягаться на родине. Здесь всегда лето, в обилии простая и полезная еда. Местные жители, сообразно буддистской этике, никогда не оставят на улице без еды человека, который попросит помощи, в случае его финансового краха. В Азии социальный статус не имеет особого значения. Это у нас принято оценивать человека по его успехам в карьере и материальному состоянию.

Азиатам свойственно
безоценочное восприятие жизни. Потому они, наверное, и счастливее большинства из нас. Тем не менее прогресс есть только там, где не плывут по течению, а делают какие-то усилия, чтобы изменить жизнь к лучшему.
За все время моего путешествия я познакомилась с огромным количеством невероятных людей. Одним из самых замечательных персонажей на моем пути оказался основатель школы для беспризорных детей недалеко от Пномпеня, где я на протяжении 10 дней в качестве волонтера обучала детишек английскому. Этот человек родился без ног. По сути, деревенский житель с такой физической проблемой в тех условиях просто обречен. Но он не сдался: на руках добирался до школы в соседней деревне, преодолевая полные опасностей заросли джунглей, насмешки и издевательства сверстников. Он выучился, затем ему очень повезло – его подобрал на улице человек, который организовывал приюты. Сейчас он уже сам строит школы для деток из неблагополучных семей, дает им образование, обучает основам ведения хозяйства, внедряет различные экопрограммы. В Камбодже очень приветствуется помощь волонтеров при организации подобных школ. Можно сделать вклад деньгами, можно безвозмездно поработать преподавателем или помочь непосредственно со строительством помещений. Благодарные глаза детей намного дороже любых гонораров. А работая рука об руку с местными жителями и живя в глубинке любой страны, ты узнаешь ее по-настоящему.

Женщины-жирафыЛариса ВанееваМалазияНаталия ВанееваОсобенности азиатского автостопаТайские тюрьмы

Anna • 14.08.2016


Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий