Блог Анны Саянской

0

Марокко — многоликая жемчужина Северной Африки

Недавно сумчанин Дмитрий Дрозд отправился в путешествие по Марокко и провел там самые запоминающиеся две недели своей жизни:
— Калейдоскоп ярких впечатлений завертелся, как только мы приземлились в самом сердце Марокко — городе Марракеш. Знакомство с местными жителями открывало для нас каждый раз нечто удивительное.
Площадь мертвых, где веселятся живые
В странах Северной Африки старую часть города, построенную во времена арабского господства, называют медина. Марракешская медина причислена ЮНЕСКО к числу памятников Всемирного наследия. Стена старого города имеет красно-охровый цвет и протяженность более 10 км, несколько ворот и дозорных башен. А культурное пространство ее центральной площади — Джема аль-Фна — названо шедевром устного и нематериального наследия человечества. Почему так — становится ясно после захода солнца, когда разворачиваются базар и народный балаган. Купить здесь можно все что угодно. Самые удивительные товары вполне гармонично соседствуют друг с другом. Тут продаются всевозможные фрукты, конусовидные горы пряностей, живые черепашки и птицы, ювелирные украшения, сырое мясо, сумки, марокканские фонари, одежда (новая и секонд-хенд). На каждом углу продаются вкуснейшие фреши, которые готовят прямо при вас. Стакан свежевыжатого апельсинового сока обойдется в 50 центов, микс из нескольких фруктов — доллар. Не забывайте торговаться. Изначальная цена, которую вам озвучивают местные торговцы, завышена раз в пять. Однажды мы засмотрелись, раскрыв рты у тележки, где продавались плоды кактуса. Не успели сами для себя определиться, будем мы их покупать или нет, как ловкий продавец, очистив и разрезав один плод, сунул нам его в рот. Нам осталось только пережевать. Продавец тут же потребовал 20 дирхам (1 марокканский дирхам равняется 2,71 грн.). Спорили долго и горячо, но мы отделались 4 дирхамами. Это вам не Грузия…

А дальше Джема аль-Фна заполняется какими-то полумистическими персонажами: музыкантами гнауа, заклинателями змей, акробатами, знахарями, сказителями, фокусниками, глотателями огня, водоносами с медными кубками в смешных шапках, похожих на абажур, и др. Этническая группа гнауа — это потомки чернокожих рабов с юга Сахары. Они широко известны своей трансовой музыкой, которая сопровождается ритуальными танцами. Многие западные музыканты позаимствовали их музыкальный стиль. Также гнауа славятся своим знахарским искусством лечить укусы змей и скорпионов. Их ритуалы связаны еще с доисламским африканскими обрядами анимизма.
Вся медина наполнена криками зазывал всех мастей. Кто-то предлагает погадать, кто-то — зайти в их ресторан, а кто-то — купить браслет из желтоватого берберского серебра. Такой оттенок украшениям дает большое содержание меди и цинка. Берберы считают золото дьявольским металлом, а вот серебро для них священно. Берберами называют коренных жителей Северной Африки, принявших ислам в VII веке. Они подверглись значительному влиянию арабской культуры, но все же сохранили уникальность своей. Она проявляется в искусстве, ремеслах, языке и одежде. Когда-то на центральной площади Марракеша проходили показательные казни — обезглавливали преступников. Оттуда и ее «кровожадное» название — «собрание мертвецов». Сегодня Джема аль-Фна — настоящий человеческий улей, одно из самых оживленных мест на планете. Здесь происходит вокруг столько интересного, что ни на секунду не вспоминаешь о существовании Интернета. Кстати, во всех отелях, хостелах и приютах для туристов рекламируется наличие
Wi-Fi. По факту, его часто там не бывает. Как и горячей воды.
В Марракеше наш хостел был расположен в риаде. Это традиционный марокканский дом. Обычно риады имеют 3-4 этажа и внутренний дворик с садом, откуда естественное освещение проникает во все комнаты. Такое архитектурное решение имеет большое практическое значение. Риады скрывают от посторонних глаз своих обитательниц, что очень важно для мусульман. Летом в таких домах держится комфортная температура, даже если на улице стоит 50-градусная жара. В городе насчитывают около 4000 риад. Традиционно риады объединяют под своей крышей 3-4 поколения одной семьи. Самое дешевое койко-место в хостеле-риаде обойдется в 300 грн., а самая дорогая люксовая 3-этажная риада на 4 человека стоит 84 000 грн. в сутки.

В Марокко обязательно нужно попробовать местное традиционное блюдо таджин (или тажин). Так же называют специальную посуду для его приготовления — массивный керамический горшок с плотно закрытой конической крышкой. Я заказал себе куриный тажин и был очень доволен. Большие куски курицы на косточке с добавлением овощей и приправ тушатся на очень слабом огне несколько часов. Вкус — отменный.
Бабуши для бабушек
Из сувениров домой можно смело привезти бабуши. С французского «babouche» переводится как «тапочки». А подойдут бабуши не только для бабушек. Можно найти и очень стильные дизайнерские экземпляры. Это традиционные турецкие туфли без задников. Кожаная обувь с острым носком и нисходящей пяткой получила распространение в странах Магриба. А сегодня именно в Марокко сосредоточены центры по производству бабушей. В один из них мы попали. Это был открытый цех по производству кожи, который наравне с 70-метровым минаретом мечети Кутубия является одной из главных достопримечательностей Марракеша. Провести нас туда вызвался один местный гид. Потом в агрессивной форме требовал по $20 с человека за экскурсию. Неплохо парень хотел заработать, ведь в нашей группе было 14 человек. В итоге мы заплатили ему всего 10-15 долларов. Было видно, что он и этими деньгами доволен. А вообще, будьте аккуратны, соглашаясь на постоянно навязываемую помощь — это один из самых распространенных способов развода туристов.
Сам цех по производству кожи впечатлил нечеловеческими условиями труда. Рабочие стоят по колено в растворе с известью, куда добавлен птичий или собачий помет. Дышать от этого в ближайшем квартале — невозможно. Мы были там вечером и спасались лишь пучком мяты, который постоянно прижимали к носу. А представляете, что там творится в летний зной?!

Покорить Атлас
Затем мы отправились покорять самую высокую вершину Марокко — гору Тубкаль. Ее высота — приличные 4165 м, но она довольно простая для восхождения. Сделать это под силу даже людям со средней физподготовкой. Для высокогорной акклиматизации мы сначала переночевали в поселке Имлиль, который расположен в долине горного хребта Высокого Атласа. Ночевка в Имлиле мне почему-то особенно запомнилась. Ощущение близости к природе и к какой-то тайне не покидало всю ночь. Кроме нашей группы, в приюте больше никого не было. Только мы, горы с заснеженными вершинами и миллионы звезд на марокканском небе. Кстати, в Марокко практически не бывает облаков, только у береговой линии. А солнце делится ультрафиолетом очень щедро. Без крема и головного убора лучше не показываться. Мы умудрились за 2 недели сгореть трижды — в горах, в пустыне и на океане… Еще на одну ночевку мы остановились в базовом лагере на высоте 3500 м. Добираться к нему можно самостоятельно или же за $10 взять ослика в помощники. Одежду и снарягу мы арендовали тут же. Рано утром, подкрепившись традиционным для этих мест завтраком — марокканским чаем (зеленый чай с добавлением мяты, специй и большого количества сахара), булочками с инжирным и абрикосовым вареньем, серьезно экипировавшись, мы начали финальный этап восхождения. Для меня он прошел настолько быстро и легко, что до сих пор этому удивляюсь.
Голливуд в пустыне
Дальше наш путь лежал в город Уарзазат через ущелье Тодра с его головокружительными во всех смыслах серпантинами и пейзажами. На некоторых участках скалы терракотового цвета так близко подходят друг к другу, что остается проход шириной не более 10 м. Наверное, в древние времена это ущелье имело стратегическое значение. Как в легенде о 300 спартанцах, сдержавших многотысячную армию персов в узком Фермопильском ущелье, в марокканском каньоне Тодра небось часто происходили эпические битвы. Разбросанные вокруг останки старых крепостей — немые свидетели тех событий. Кто-то хотел прорваться к Средиземному морю или наоборот — вторгнуться во внутренние районы Африки, а кто-то этому противился. Сегодня же ущелье Тодра представляет собой клондайк для скалолазов и любителей пейзажной съемки. Скалы каньона ежечасно меняют свой цвет в зависимости от угла падения солнечных лучей. И только журчанье чистейшего ручейка, протекающего по дну каньона, напоминает, что мы на планете Земля, настолько фантастическим все остальное кажется вокруг.

И вот мы добрались до «Марокканского Голливуда» — города Уарзазат. Не зря его так называют. Здесь расположена одна из знаменитейших киностудий — Atlas Studios. А американский Голливуд является городом-побратимом Уарзазата. В разное время здесь проходили съемки таких кинохитов, как «Лоуренс Аравийский», «Мумия», «Джеймс Бонд», «Игра престолов», «Принц Персии», «Астерикс и Обеликс», «Жемчужина Нила», «Гладиатор» и многих других. 70-тысячное население города — профессиональная массовка. Каждый житель Уарзазата гордится своим участием в том или ином фильме, в качестве доказательства демонстрируют фотографии со съемочной площадки. Местные пейзажи — готовые природные локации. Снимать в Марокко гораздо дешевле, чем в американских пустынях. Профессионалы заокеанской киноиндустрии заранее просчитали, что приехать на Север Африки всей съемочной группой, настроить здесь масштабных декораций — выгоднее, чем делать это вблизи самой Фабрики Грез. Например, в калифорнийской пустыне Мохаве. Относительно недавно сами марокканцы смекнули, что зарабатывать деньги можно не только во время съемок, но и после. Теперь вход на территорию студии открыт для туристов. Можно посмотреть и даже потрогать все декорации и оставшийся реквизит. Удивительное ощущение, когда монументальные сооружения оказываются сделанными из пенопласта. Трогаешь древнеегипетскую статую у входа в храм или «феррари» на парковке — а они на ощупь такие же, как утепленный фасад сумской хрущевки…
Совсем скоро в окрестностях
г. Уарзазат для туристов откроется еще одна достопримечательность. Только она не историческая, не природная и даже не киношная, а техногенная. В прошлом году здесь была запущенна солнечная электростанция (СЭС). Сейчас она производит 160 мегаватт энергии. В ближайшие два года запланирован запуск еще двух ее секций, после чего СЭС Уарзазат начнет вырабатывать рекордные 580 МВт. Это сделает ее самой мощной солнечной станцией в мире. Данный проект обошелся инвесторам в 400 млрд. евро. Его цель — обеспечить Европу электроэнергией, которую будут подавать под Гибралтарским проливом. Похоже, восточным экспортерам совсем скоро нужно будет искать новые рынки сбыта. После запуска СЭС на полную мощность на ее территории будет открыт туристический центр, желающим расскажут и покажут принципы преобразования солнечной энергии в электрическую. В общем, марокканцы здорово научились использовать свои природные богатства и безоблачное небо.

Гашиш и верблюды
Оставив позади деревню Мерзугу с ее верблюжьей фермой, но прихватив с собой ее «воспитанников», мы отправились в марокканскую часть Сахары. Около полутора часов мы ехали верхом на верблюдах, чувствуя себя настоящими берберами. Особый кайф во время такой экскурсии — встретить закат солнца в окружении дюн, чтобы полностью почувствовать себя вдали от цивилизации и насладиться пустынными пейзажами. Нам это удалось сполна. И ощущения эти — непередаваемые. А пока мы двигались вглубь Сахары к этому катарсическому моменту, нас развлекали погонщики верблюдов. Все как один — веселые и энергичные. Постоянно что-то напевали, смеялись и шумели. На вопрос: «Как зовут моего верблюда?» погонщик ответил: «Скуби-Ду-1».
— А вон того?
— Скуби-Ду-2, — казалось, погонщик сам удивился собственному очевидному ответу.
Постоянно приподнятое настроение многих марокканцев объясняется употреблением кифа. Так здесь называют гашиш. А само Марокко — «гашишной Меккой Магриба». Для местного населения его выращивание и потребление — часть традиционной культуры. Как производство и потребление вина для французов и пива — для немцев. Даже фольклор изобилует героями, «балующимися» кифом. Есть такой персонаж — Сиди Хиди, он считается святым среди курильщиков. По легенде, он был философом, дружил с окружением короля. Именно Сиди Хиди привил марокканцам культуру курения гашиша. Но он выступал за употребление наркотика в цивилизованных дозах. Ему приписывается утверждение, что «киф — как огонь: когда его немного, согревается сердце, но когда его много — сгорает душа». Сейчас практически все мужское население страны курит киф. Для крестьян в провинции — это вообще норма. До 1956 года выращивание и продажа гашиша были разрешены. Но после получения независимости и для последующего выстраивания нормальных отношений с европейскими странами марокканские власти объявили все «гашишные дела» вне закона. Но этот запрет был настолько формальным, что мало кто его вообще заметил.
В те годы в Марокко потянулись американские хиппи за доступными удовольствиями: постоянным летом, океаном и дешевой травкой.

Марокко — многоликая жемчужина Северной Африки
И по сей день в этой стране ежегодно фермеры сдают оптовикам несколько тысяч тонн гашиша, который потом через все тот же Гибралтар попадает в Старый свет.
Наши жизнерадостные гиды периодически разводили группы туристов на верблюдах подальше, чтобы те не мешали друг другу сделать красивые фото без «чужих караванов» в кадре. После захода солнца мы добрались до нашего лагеря, где была запланирована ночевка. Поужинав, многие пошли гулять по барханам. Луна и звезды светили настолько ярко, что даже глубокой ночью было хорошо видно на большое расстояние. Далеко от лагеря мы все равно старались не отходить — дюны настолько похожи, что заблудиться в пустыне довольно легко. На вопрос: «Где здесь у вас туалет?» наши проводники, широко улыбаясь, отвечали: «Везде! Это же… Африка!» Практически всю ночь они развлекали нас песнями, игрой на барабанах, разными трюками с огнем. Заезжал к нам в лагерь и его «директор». Погонщики заранее анонсировали нам прибытие своего шефа. Почему-то мы ожидали увидеть солидного бербера на самом солидном верблюде. Но он приехал на джипе, променяв традиционного одногорбого друга на четырехколесного. А вот привычки остались. Салон авто, даже руль были обиты верблюжьей шкурой. Так что он практически продолжал ездить на верблюде…

Поймать волну
Согласно программе нашего путешествия, пустыня должна была смениться океаном. Мы прибыли в Агадир — столицу пляжного отдыха Марокко. Это довольно современный город с хорошо развитой туристической инфраструктурой. Он отличается от других марокканских городов и больше напоминает какой-нибудь европейский курорт Средиземноморья. Но не по своей воле Агадир имеет более модерновый облик. В 1960 году город рухнул всего за 15 секунд вследствие чудовищного землетрясения. Тогда погибла третья часть населения Агадира — около 15000 человек. Город был практически полностью разрушен. Правивший тогда король Марокко Мухаммед V заявил: «Если Агадир обречен быть уничтоженным, то его восстановление зависит от нашей воли», и в трех километрах началось строительство нового Агадира.
Нас в нем застала иная стихия, которая, кроме определенных неудобств, не несет особой опасности. Со стороны океана вдруг задул сильный ветер, и солнце тут же исчезло за стеной взвешенных в воздухе песчинок. Песчаная буря налетела на Агадир мгновенно. Мы тут же решили припарковать наше авто — видимость упала до нуля. За 5 секунд в открытую дверцу машины нанесло сантиметровый слой песка. Мы укрылись в одном из кафе. Через несколько минут в окно что-то прилетело с улицы, разбившееся стекло упало на соседний столик. Хорошо, что никто не пострадал. Вскоре вновь появилось яркое африканское солнце, и погода наладилась.
За эту поездку я вообще выполнил план «максимум»: покорил горы, покатался на верблюде по пустыне и вот теперь — занялся серфингом! Для этого мы прибыли в город Эс-Сувейра, расположенный на атлантическом побережье. Его облюбовали серфингисты из разных стран. Здесь новички впервые становятся на доску, а профессионалы оттачивают свое мастерство. В Эс-Сувейре проводятся чемпионаты мира по серфингу, кайту и виндсерфингу. Все необходимое снаряжение мы брали в прокат в специальных пунктах на пляже. Нанять инструктора можно тоже на месте. После того как мне наконец-то удалось «оседлать» хоть и не большую, но все же атлантическую волну, я окончательно влюбился в Марокко.
Клуб активного отдыха «САМАР»
www.samarclub.com

Дмитрий Дроздклуба активного отдыха «Самар»Марокко

Anna • 09.04.2017


Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий